11 Писем с фронта, или Как "известный вам Иван Дроздов" пропал без вести

Предисловие

«…Скоро идём выполнять боевую задачу. Какая будет судьба – после сообщу, если буду жив…»

Название книжки, в которой представлены одиннадцать писем, написанных красноармейцем Иваном Давыдовичем Дроздовым  в 1941-1943 годах, родилось в тот момент, когда  встретилась строчка: «Известный вам Иван Дроздов». Такой фразой заканчивал боец иногда свои  письма: «Затем до свидания. Будьте здоровы. Известный вам Иван Дроздов». Стилистический оборот далёкого военного  времени наполнился в наши дни глубоким символическим смыслом. Пропал без вести красноармеец Дроздов И.Д. в июле 1943 года. И стал «известный Дроздов» с тех пор практически неизвестным и для своих, выросших без отца детишек, и для будущих потомков.  

Принёс фронтовые письма  в школу один из таких «будущих потомков». Причем не кровный родственник, а человек, вдруг остро осознавший: времени остаётся неотвратимо мало, чтобы успеть неизвестное про войну хоть в какой-то степени сделать более известным. Этого человека зовут Шестаков Юрий Владимирович. Многие годы он посвятил работе в милиции – полиции Костромской области. В настоящее время он, подполковник юстиции, находится на пенсии и  работает начальником  Общественного Пункта Охраны Порядка №14 по г. Костроме. На территории, «подведомственной» данному пункту, и находится лицей №41. 

Автор писем с войны, Иван Дроздов,  является дедушкой жены Юрия Владимировича Шестакова. Практика общения с родственниками воевавших людей показывает, что из их большого количества находится, как правило, кто-то один, начинающий активно действовать. Юрий Владимирович дал возможность школьникам в буквальном смысле прикоснуться к военному времени, когда они держали жёлтые, старые, хрупкие листочки писем в своих руках. 

Письма очень простые, наивные, проникнуты щемящей любовью и смертельной тревогой за своих «дорогих и уважаемых»  Дуню, Зою и Славу.

В семье знали содержание этих писем, однако в напечатанном виде их не было. Пришлось читать и разбирать тексты с линзой, чтобы напечатать их. И  в настоящее время существует текстовой  вариант этих писем. Следует отметить, что знаки пунктуации в письмах совсем отсутствуют. Авторы работы взяли на себя смелость, по возможности, их расставить. Стилистика и орфография автора сохранены. В заголовках разделов используются строчки из писем Ивана Дроздова; они заключены в кавычки.

Следующим важным и очень интересным  этапом работы явился сбор информации о героях повествования - адресатах этих писем. Удалось узнать немного. Но и этого хватило, чтобы эти люди стали читателю писем близки и дороги. Их фотографии помещены в данной  работе.

Информация о названии воинских частей и адреса полевой почты, указанные в письмах, дают основание полагать, что  предстоит третий и, возможно, самый важный период исследовательской работы – поиск места, где сражался и пропал без вести Дроздов И.Д.  В 1973 году его жена Екатерина Фёдоровна Дроздова делала запрос о судьбе мужа в военный архив г. Подольска. Сохранился  ответ из архива: «…уточнить судьбу Дроздова И.Д. не представилось возможным». В настоящее время информационные возможности и бурная активность поисковых отрядов позволяют надеяться на новые перспективы в поиске сведений о пропавших фронтовиках, в том числе и Дроздова Ивана Давыдовича. 

 

«Уж такая наша судьба, и чем она закончится неизвестно…»

Дроздов Иван Давыдович родился в 1903 году в деревне Ванда Бабаевского района Вологодской области. Именно сюда эвакуируются в августе 1941 года его жена и двое малолетних детей. На этот адрес и будет он посылать письма сначала из самого Ленинграда, а потом с Ленинградского фронта.

Как Иван Дроздов из Вологодской области оказался в Ленинграде? В середине 1930-х годов он с  женой Дроздовой Евдокией Федоровной  приехал в Озерки, местечко в пригороде Ленинграда: хотел поступить в военное летное училище. Мечту осуществить не удалось, и Иван Давыдович устроился  работать на один  из военных заводов в г. Ленинграде. Сохранилась справка о его прописке в Ленинграде.  21 июля 1936 г. в их семье родилась дочь - Дроздова Зоя Ивановна.  Через три года, 1 марта 1939 г.,  родился сын  Дроздов Вячеслав Иванович.

Из писем мы увидим, что в первые месяцы войны Иван Давыдович продолжал работать на заводе и высылать денежные переводы жене и детям. В  конце октября 1941 года его вызвали в Выборгский  военный комиссариат г. Ленинграда для отправки на фронт. В последнем письме, написанном в конце июля  1943 года, красноармеец Дроздов упомянул, что «скоро идём выполнять боевую задачу. Какая будет судьба после сообщу, если буду жив». Живым он из боя не вернулся. Материалы из Объединённой базы данных «Мемориал» подтверждают оба эти факта: время призыва и пропажу без вести. Жене прислали извещение о пропаже её мужа без вести. Также сохранилось  несколько копий.

После войны, в 1947 году, Евдокия Федоровна Дроздова приехала с детьми в Озерки, где у них с мужем до войны был дом. Дом оказался разрушенным, жить стало негде, и она снова вернулась в Вологодскую область к родственникам.  В 1952 году 16-летняя Зоя, дочь погибшего Ивана Дроздова, по объявлению в газете  приехала поступать в текстильный техникум г. Костромы. Она хотела учиться в Ленинграде, но жили так бедно, что даже одежды приличной не оказалось для приезда в большой город. Через несколько лет вся семья Дроздовых переехала жить в Кострому. Зоя Ивановна и сейчас живёт в Костроме. Вячеслав Иванович живёт в г. Нарва. Евдокия Фёдоровна, их мама и жена красноармейца, прожила 95 лет и умерла в Костроме в 2006 году.

Письма И.Д. Дроздова являются  историческим источником.  Читая скупые строчки писем, мы переносимся в военный  блокадный  Ленинград 1941-1943 годов. Вот Иван Дроздов пишет: «Соседка Лена ходит на спецработы землю копать… Саша уехал тоже на укрепления работать»; «… я нахожусь на фронте на защите города Ленинграда»; «Сейчас идут решающие бои за Ленинград». «А сейчас о себе сообщаю, что сильно ослаб. Лежу в госпитале от недостаточного питания, упадок сил. Думал вам писнуть, чтоб насчёт сухариков». 

В августе 1942 года бойцов привозили в Ленинград на «слёт ударников» в Дом Красной Армии. Можно предположить, каким видел блокадный Ленинград Иван Дроздов. В письмах он неоднократно подчёркивает, «всё же ладно, что уехали. В Ленинграде вам сейчас труднее было бы»; «если вы мало подходяще питаетесь, то счастливы, что выехали с Ленинграда». Бытовые, семейные заботы и мысли редко, но перемежаются фронтовыми, боевыми высказываниями: «Занимаемся, усиленно изучаем военное дело»; «Наше дело до конца защищать»; «А теперь у всех мысль одна: чем скорее добьём немцев, тем скорее кончим войну»; «Готовимся к решающим боям с врагом»; «А наше дело до конца защищать дело чести Родины».

Листы бумаги, на которых написаны письма, тоже представляют исторический интерес. Письма 1943 года написаны на типографских бланках, содержащих пропагандистскую атрибутику: лозунг «Смерть немецким оккупантам!»; призыв «Воины Красной Армии! Вас ждут как освободителей миллионы советских людей, изнывающих под немецко-фашистским игом. Вперёд на Запад, за освобождение советской земли!». На некоторых письмах стоит штамп: «Проверено военной цензурой».

 

Герой нашей истории

 

«А теперь у всех мысль одна: чем скорее добьём немцев, тем скорее кончим войну»

Письма  красноармейца  Дроздова Ивана Давыдовича

(август 1941 – июль 1943 гг.)

***

12.08.1941 год.  Озерки

Здравствуйте, Дуня, Зоя, Слава. Почему-то вы не хочете написать мне. За всё время ничего не получил. Живы или нет, не знаю. Сегодня я получил получку и послал вам денег переводом 300 рублей. Пока жив здоров. Как я писал уже вам, нахожусь в Красной Армии. Стоим пока при заводе. Возможно, скоро переедем в другое место. Пока в заводе буду получать зарплату сам, а дальше видно будет. Возможно, будем получать в порядке пособия – об этом пока  ничего не известно. Сегодня выходной день, приехал в Озерки, но никого не видно. Лены тоже там нет. Саша Соколов вернулся. Бариков Саша в Красной Армии служит. Вскоре после вас. А больше ничего особенного нет. Пока до свидания. Будьте здоровы. С приветом к вам И. Дроздов. Передайте привет всем нашим родным Анюте, Марфуте и Гришиной семье. Целую крепко Зою, Славу.  До свидания. 

***

25 сентября 1941 года. Действующая армия

Здравствуйте, уважаемые Дуня, Зоя и Слава. Вам, наверно, известно, что я нахожусь на фронте на защите города Ленинграда. Пока жив-здоров ввиду того, что наша Кировская железная дорога отрезана от Ленинграда немцами. Я до сих пор ничего не сообщал вам. И это письмо пишу надвое, дойдёт или нет. Скоро месяц как не был в Ленинграде. Хотелось бы от вас что-нибудь получить – ответ, живы или нет. Ну ладно, такой период не для нас одних. Жизнь волна. Останемся живы, тогда и будем говорить о будущем. Дуня, я посылал деньги ещё с Ленинграда два раза 300 руб. и 250 руб. Не знаю, получила или нет переводы. А сейчас, пока буду находиться здесь, 300 рублей в месяц будут (наша часть) высылать вам. Только за этот месяц я получаю сам. А переслать, не знаю, смогу ли или нет. Не знаю, как вы там прокормитесь. Но всё же ладно, что уехали. В Ленинграде вам сейчас труднее было бы.

  А у меня пока одно, что холодно станет, а обмундирование всё еще летнее, не знаю, когда дадут. Придётся верно направиться на кочевку зимы. Ну, об этом пока говорить не приходится вперёд. Само покажет. Сейчас идут решающие бои за Ленинград.

Пока до свидания. Будьте здоровы. Пожелаю вам здоровья. Счастливо продолжить жить. Передайте от меня всем нашим привет Марфуте, Анюте и Гришиной семье. В случае получения письма пиши, Дуня, срочно,  адрес есть. Действующая армия. Полевая П-с 456638 с-п. 3-ей роты 2-й взвод красноармеец Дроздов.

***

Озерки,  Ленинград.   (дата не указана)

Добрый день, Дуня, Зоя, Слава.  Письмо я пишу на колхоз «Красная Нива». Что-то вы совсем застряли, ничего мне не пишете, живы или нет. Я писал одно письмо на Марфуту и Анюту, не знаю, получили или нет.

Ну, о себе сообщаю, пока жив здоров. Но сегодня вызывали в военкомат выборгский, сказали пойдёшь в Красную Армию. Вот 31-го надо совсем являться. Но дело в том, что расчёта с завода не оформляют, а будете получать по доверенности  зарплату. Вот завтра поеду в завод говорить насчёт этого дела. Ну, пока больше новостей нет. В Ленинграде в эти дни спокойно, тревоги нет. Соседка Лена ходит на спецработы землю копать. Стёпа тоже ходит дня по два. А Саша Ленин уехал тоже седьмой день на укрепления работать. Малинины  и Ваня с Груней уехали с Ленинграда 30-го.

(на обратной стороне листа).

Ну, теперь сообщаю, что уже второй день нахожусь на военной учёбе. Стоим пока ещё при заводе. Занимаемся, а потом, куда потребуется. Ну, а деньги, зарплату, пока я буду получать сам. С получки пошлю вам. Куда  будут отправлять - напишем перевод, или доверенность пока.

Будьте здоровы. Дуня, постарайся как-нибудь сохранить ребят. Не перекармливай разными ягодами и грибами. Если с хлебом очень плохо, то в Бабаево наверно дают.

Письмо отправляю без марки. Марки не случилось. Пишу второе, наверно, не доходит.

***

07.01. 1942 год. Военгоспиталь.

Здравствуйте, уважаемые Дуня, Зоечка, Славик. Письмо я ваше получил, но отписать никак нет всё возможности с передвижением. А сейчас о себе сообщаю, что сильно ослаб. Лежу в госпитале от недостаточного питания, упадок сил. Думал вам писнуть, чтоб насчёт сухариков. Да сейчас, Дуня, не старайтесь, неизвестно,  как дело пойдёт на поправку. Или отправят, возможно, в другое место, то сообщу.

Не знаю, регулярно или нет получаете деньги, и за все ли месяцы отсылали. Передай привет Гришиной семье. Дуня, если вы мало  подходяще питаетесь, то счастливы, что выехали с Ленинграда. Обрати самое серьёзное внимание на питание, не замори ребятишек. Если есть на деньги купить что, не экономь.

Для всякого случая писни, Дуня, письмо по адресу. Возможно, здесь ещё пролежу. Адрес так: полевая почта станция 682 (прим.: эта строчка перечёркнута).

А лучше, Дуня, обожди писать. Я сообщу вскорости, а то все ожидаем новые передвижки.   И. Дроздов. Будьте здоровы.

***

(Дата не указана). Действующая армия.  

Здравствуйте, Дуня, Зоя, Слава. Шлю вам всем нижайшее почтение. Желаю быть здоровыми. О себе сообщаю, что пока нахожусь жив, но здоровым не вполне чувствую, слабоват.  Из госпиталя выписался в феврале. Нахожусь при части. Дуня, в отношении вас прямо не знаю, живы вы или нет. Писал вам письмо не одно в отношении денег. Сейчас новый приказ. С 1 января нам средний заработок не платят, получаем паёк и всё. Для этого я вам справку в письме посылаю, можете хлопотать пособие. Последнюю получку я получал в январе, а также и вам отсылал 300 рублей. А тут и ещё стряслось - случай. Когда лежал в госпитале, у меня вытащили бумажник с деньгами 500 рублей. Хотел отослать вам, но не успел. Здесь у нас деньги очень дешёвые, нечего на них брать. Ну, затем будьте здоровы. Привет всем Гришиной семье, Анюте и Марфуте. Ну пока всё. Будьте здоровы. С приветом к вам И.Дроздов. Дуня, получишь письмо, пиши. Адрес так. Действующая  Кр. Армия. П.П.С. 682 Авторота. Красноармейцу  Дроздову.

***

09.09. 1942 год. Действующая Красная Армия

Здравствуйте, Дуня, дочь Зоя, Вячеслав. Я должен признать, что связи с вами не имею уже давно, то есть,  писем от вас не получаю и не знаю, кто из вас жив или нет. Теперь о себе сообщаю, что я пока жив и здоров. Нахожусь на фронте Ленинградском. Я удивлён, почему никто не хочет письма написать, или вообще и мои письма не доходят. Писал я хотя не много, но сообщал с мая месяца. Писал письма четыре, но от вас не получал ни одного письма. Ну, особенного писать больше нечего. Когда получу от вас письмо, то сразу же сообщу, если буду жив. Передай, Дуня, привет всем нашим родным и знакомым.  Затем до свидания. Будьте здоровы. Известный вам Ив.Дроздов. Адрес так 20 полевая почта станция 65сп трофейная команда к-цу Дроздову.

Пометка на письме: ( Просмотрено военной цензурой)

***

21.09.1942.год. Ленинград

Здравствуйте, Дуня, Зоя, Славик. О себе сообщаю, что пока жив, здоров.  Пишу письмо из Ленинграда. Приезжали на слёт ударников. Были в доме Красной Армии, ночевали у товарища знакомого. Время было дак мало. В Озерки так и не удалось съездить. Что сделаешь. Не знаю,  в каком положении там наш дом и кто есть живой.

От вас ничего, Дуня, не получаю. Не знаю, живы ли вы или нет. Если получишь письмо моё, то постарайся сообщить, в каком положении вы находитесь, буду ждать. Больше писать нечего. Сейчас едем обратно на фронт. Затем до свидания. Будьте здоровы. С приветом к вам И. Дроздов. Адрес так: 20-я полевая почтовая станция. 147 С.П. Трофейная команда. Красноармейцу Дроздову.

***

11 марта 1943 года

Здравствуйте, уважаемые Дуня, дочь Зоя и Вячеслав Иванович. Шлю вам нижайшее почтение и желаю счастливого успеха вашей жизни. О себе сообщаю, что пока жив здоров. Изменений пока резких нет. Я сильно беспокоюсь о вас, потому что письма от вас давно не получал, а писал вам несколько. Не знаю, все ли живы и как здоровье ребят. И как живёт семья Гриши, и дома он или взят в Красную Армию. О всём этом, Дуня, прошу сообщить, если получишь. И как дела обстоят у вас с питанием  и вообще, какие есть затруднения и что есть новое.

Адрес старый. 20 полевая почта. Часть 852. Дроздову И.Д. Получите – пишите, буду ждать. Ваш И. Дроздов.

***

6 июля 1943 года.

Здравствуй, милая Лидочка. Письмо ваше я получил сегодня. Сразу же пишу ответ, за что много вас благодарю, что меня не забываете, а если буду жив, я тоже не забуду вас. О себе сообщаю, что пока жив и здоров. Затем большой от меня привет всей вашей семье, и Дуне с Зоечкой, Славой. Писем хотя от вас, Дуня, не получаю уже давно, ну что сделаешь. Уж такая наша судьба и чем она кончится не известно. Пока занимаемся, усиленно изучаем военное дело добивать немцев. Если не мы, то вы будете смотреть будущую жизнь. А наше дело до конца защищать дело чести Родины. От Нины  из Ленинграда письма давно не получал, не знаю как она живёт. Ну, дорогие, будьте здоровы. У меня всё пока адрес старый. Полевая почта 86756 – т. Дроздову.

А теперь у всех мысль одна: чем скорее добьём немцев, тем скорее кончим войну. Ну, Лидочка, до свидания. Всё прошу не забывать извещать. Ваш Дроздов И.Д. Пишите письмо, как получите.

(Примечание. Лидочка – Лида Фурова, 18-летняя дочь хозяйки, у которой жили после эвакуации в Вологодскую область  Дуня, Зоя и Слава. Лида умерла в годы войны, простудившись на тяжёлых земляных работах).

***

27 июля 1943 года.

(Письмо содержит пометки: «Воинское», «Смерть немецким оккупантам!»

На полях типографский текст: «Воины Красной Армии! Вас ждут как освободителей миллионы советских людей, изнывающих под немецко-фашистским игом.  Вперёд на Запад, за освобождение советской земли!»)

Куда: Бабаево, дер.Ванда.

Кому: Дуне, Зое, Вячеславу

Обратный адрес: полевая почта 86753 Дроздову Ив. Давыдовичу.

Здравствуйте, уважаемые Дуня, дорогая дочь Зоя Ивановна и сын Вячеслав Ив. Шлю я всем горячий привет наилучших пожеланий. О себе сообщаю, что я пока жив и здоров. Ну вот, не смотря на то, что писем я от вас не получаю давно, писать хотя редко, но пишу. Возможно вы, Дуня, и не получали ни одного письма по этому адресу. Если получишь, пиши – буду ждать. Как ваша мирная жизнь? И все ли здоровы? Я буду благодарен. 

Ну, больше писать нечего. Пока резких  изменений нет. Готовимся к решающим боям с врагом.

Передай, Дуня, от меня (привет) всем нашим родным, Гришиной семье. Затем до свидания. Будьте здоровы. Адрес так: полевая почта 867 56 к. Дроздов.

***

(Даты нет) с пометкой «Воинское», «Смерть немецким оккупантам!» 

Добрый день, дорогие Дуня, дочь Зоя Ив., Вячеслав Иванович. Пишу это маленькое письмо и пожелаю вам всего  вашей будущей счастливой жизни. О себе сообщаю, что пока жив и здоров, но скоро идём выполнять боевую задачу. Какая будет судьба – после сообщу, если буду жив. Так что пока, Дуня, писем не пишите. Ждите от меня.  Передайте привет всем родным. Ещё раз до свидания. Известный вам Дроздов.

Куда: Вологодская область, Бабаевский район, Сороки.

***

 

«Если не мы, то вы будете смотреть будущую жизнь»

Сбылись слова Ивана Дроздова, которые он написал в письме: « Если не мы, то вы будете смотреть будущую жизнь».  Дети красноармейца Ивана Дроздова, Зоя и Слава, прожили долгую трудовую жизнь. Нет их вины в том, что не смогли узнать большего о своём отце.   Времена такие были. На этих фотографиях – одна из веточек, выросшая от Ивана Дроздова.


Прочитали: 265 раз